Сознание какое бывает в медицине

Сознание какое бывает в медицине

СОЗНАНИЕ — высшая форма отражения действительности, характеризующая духовную активность человека, способность идеального отображения объективной реальности. Понимание сущности С. определяется решением основного вопроса философии. В противоположность идеализму и дуализму, для представителей к-рых С. есть особая духовная субстанция, диалектический материализм рассматривает С. как свойство высокоорганизованной материи, продукт ее развития. С. неотделимо от психики человека (см. Психика) и его общественного бытия; оно социально по своей природе, возникает в процессе антропогенеза (см.), необходимо обусловлено трудовой деятельностью, общением и языком.

Специфика С. состоит в его идеальности; оно в отличие от материального как объективной реальности есть субъективная реальность, т. е. реальность внутреннего мира личности и его составляющих — чувственных образов, мыслей, целеустремлений и т. д. В. И. Ленин отмечал: «Что и мысль и материя „действительны т. е. существуют, это верно. Но назвать мысль материальной — значит сделать ошибочный шаг к смешению материализма с идеализмом». (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 18, с. 257). Субъективная реальность есть отражение объективной реальности и проект ее возможных преобразований в ходе практической деятельности. Марксистское понимание С. как идеального направлено против вульгарного материализма, с позиций к-рого С. есть разновидность материального процесса (мозг выделяет мысль, как печень — желчь, по словам П. Кабаниса), против объективного идеализма и дуализма, для к-рых С. есть объективная реальность (особая субстанция), а также против субъективного идеализма, для к-рого, если он последователен, объективная реальность не существует.

Будучи идеальным, С. необходимо связано с материальными процессами, воплощено в мозговой нейродинамике, речи, предметной деятельности человека. Превращение идеального в материальное (акт опредмечивания) совершается в его практической деятельности — мысли, цели, желания и т. д. получают существование в виде определенных действий, предметов и т. д. Превращение материального в идеальное (акт распредмечивания) есть отображение в С. наличных предметов, постижение смысла звучащих или написанных слов, содержания объективно существующих социальных явлений. Диалектическая взаимообусловленность актов опредмечивания и распредмечивания характерна для всякой человеческой деятельности. Она отражает социальную природу С., его производ-ность от общественного бытия и вместе с тем его активность, особенно ярко проявляющуюся в творчестве, в предвидении будущего, в целепо-лагании и волеизъявлении как необходимых факторах сознательной деятельности. В мыслях, мечтах, фантазиях, т. е. в сфере субъективной реальности, человек обладает способностью преодолевать любые пространственные и временные границы, произвольно реконструировать наличный предметный мир и наличные человеческие отношения. Однако С. способно производить социально значимые продукты (истинные суждения, новые научные теории, художественные ценности и др.) только тогда, когда оно не противоречит законам объективной реальности, верно отражает тенденции ее развития. В этой свободе движения в сфере субъективной реальности таится не только возможность творчества, но одновременно и определенная возможность для нарушения С. Каким бы свободным от обстоятельств наличной действительности ни казалось движение мысли человека, она всегда есть не более, чем функция головного мозга, непреложно обусловлена совершающимися в нем материальными процессами.

Первостепенную роль в защите и развитии материалистического понимания С. сыграли труды отечественных физиологов — И. М. Сеченова, П.П. Павлова, А. А. Ухтомского, B. М. Бехтерева. Многоплановые нейрофизиологические исследования психических функций проведены школами советских физиологов — П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна, И. С. Бериташвили, Л. А. Орбели и др. Современная разработка психофизиологической проблемы, разделом к-рой является проблема «сознание и мозг», проводится на основе комплексных методов (особенно в области расшифровки мозговых кодов психических явлений, изучения функциональной асимметрии головного мозга и др.), достижений стереотаксической неврологии, психофармакологии, нейропсихологии, нейролингвистики, нейрокибернетики, психофизиологии, психофизики, мед. психологии. Эти специальные подходы к изучению С. оперируют собственными, специфичными для определенных типов экспериментального исследования и концентуальных средств понятиями, к-рые фиксируют лишь один из аспектов феномена С. Было бы ошибочно противопоставлять философское понимание С. его различным специально-научным интерпретациям. Философское понятие C. выполняет интегративные и корректирующие функции, задает верную мировоззренческую и методологическую ориентацию, указывает пути обобщения чрезвычайно многообразного эмпирического материала. Его общие и необходимые признаки отражены во всех специально-научных понятиях и представлениях С. Одним из них как раз и является признак «идеальное» («быть субъективной реальностью»). В противном случае возникает крайне упрощенная и неадекватная модель С., сводящая его к поведению, рефлексам, мозговым процессам или логическим операциям, к-рые с успехом может производить ЭВМ.

Важное значение в разработке проблемы «сознание и мозг» приобретают такие общенаучные понятия, как «информация», «код», «функциональная система» и др. Они способствуют преодолению концептуальных трудностей, возникающих при объяснении характера необходимой связи явлений С. с мозговыми процессами. Явления С. представляют собой образы, мысли, но они не существуют в мозгу в виде неких уменьшенных материальных копий или физ.-хихМ. дубликатов отображаемых предметов. С другой стороны, явлениям С. нельзя приписывать физические свойства, в то время как мозговые процессы ими с необходимостью обладают. Наконец, если явления С. не имеют физических, энергетических характеристик, то возникает вопрос, как они могут воздействовать на телесные процессы, управлять ими. На этих трудностях всегда спекулировали идеалисты, говоря о примате духа над материей. Сторонники дуалистического подхода к проблеме «сознание и мозг», в т. ч. такие крупные западные нейрофизиологи, как Дж. Экклс, У. Пенфилд и др., постулируют существование особой духовной энергии, якобы независимой от материи и способной воздействовать на мозг, приводя его в состояние психической активности. Однако дуалистический подход несовместим с принципами естествознания и научного мировоззрения. Мнимое преодоление указанных выше трудностей имеет место и при решении проблемы «сознание и мозг» с позиций вульгарного материализма и модного в современной буржуазной философии радикального физикализма, к-рые отождествляют явления С. с физическими и физиол. процессами, в силу чего устраняются специфические черты С. (его идеальный характер). Опираясь на принципы диалектического материализма (см. Диалектика, Материализм и идеализм), отношение между определенными явлениями С. (напр., осознаваемым образом предмета и его мозговым нейродинахмическим эквивалентом) допустимо рассматривать как отношение между информацией и ее носителем, ибо не существует информации вне и помимо ее материального носителя, а всякое явление С. есть отражение объективной реальности и поэтому всегда представляет собой информацию о нек-ром объекте. Информация и ее носитель суть явления одновременные и однопричинные, связь между ними носит функциональный характер. В данном случае носителем информации выступает определенная мозговая нейродина-мическая система, к-рая представляет ее код. Возникает специфическая исследовательская задача расшифровки кода, поскольку явления субъективной реальности (чувственные образы, мысли и т. п.) суть информация, данная непосредственно, в то время как ее мозговой носитель скрыт от психического отображения. Такой подход позволяет объяснить управляющую функцию С., поскольку информация, как общепризнано, есть фактор управления во всякой самоорганизующейся системе и служит причиной ее целенаправленных изменений (так наз. информационная причинность). При этом управляющий эффект определяется именно семантическими (смысловыми) и прагматическими характеристиками информации как таковой, а не физическими или физ.-хим. свойствами ее носителя. В силу принципа инвариантности информации по отношению к физическим и вообще субстратным свойствам ее носителя одна и та же информация может быть воплощена и передана разными по своим физическим и вообще субстратным свойствам носителями. Такой подход, сохраняя определение С. как идеального, интерпретирует идеальное в качестве особого вида информации, раскрывает несостоятельность попыток физикалистского отождествления С. с мозговыми процессами.

С. как продукт деятельности головного мозга есть отражение человеком в идеальной форме не только внешнего мира, но и самого себя в своей психической деятельности — отражение процессов отражения (акт рефлексии). Самоотображение осуществляется в различной степени и имеет разные уровни: от чувства Я и оценки своих действий, мыслей и чувств до этического самоконтроля, осмысления собственных мировоззренческих установок. Высшие уровни самоотображения представляют самосознание, т. е. осознание себя как личности, осознание своего отношения к миру, прежде всего к наличной социальной действительности и своего места в ней. Таким образом, С. как целостная субъективная реальность есть диалектическое единство ее гностических (т. е. представляющих совокупность знаний), ценностных и деятельно-волевых параметров; структура С. имеет в своей основе диалектическое единство противоположно направленных отображений — внешнего и внутреннего мира личности (см.).

Марксистское понимание сущности и структуры С. включает рассмотрение связи индивидуального и общественного С. Индивидуальное С. есть С. каждого отдельного человека. Общественное С. представляет собой отражение общественного бытия в форме научных знаний, искусства, философии, морали, религии, правовых и политических взглядов; к нему относятся также устоявшиеся нормы, оценки, мнения, верования и другие идеальные формы обыденного С. Общественное С. имеет надличностный статус, его содержание закреплено в опредмеченном виде, т. е. воплощено в предметах материальной культуры, в произведениях искусства, в существующих социальных отношениях и коммуникативных структурах. Содержание общественного С. не зависит от отдельных индивидов, вступающих в социальную жизн^ и застающих уже сложившиеся системы знаний, этических норм, идеологических учений. Процесс социализации индивида заключается в его приобщении к наличному общественному С. Поэтому ядром всякого индивидуального С. является определенное содержание общественного С. Содержание индивидуального С. не охватывает всего содержания общественного С. Вместе с тем в индивидуальном С. имеются такие сугубо личные компоненты, которые отсутствуют в общественном С. Первоисточник новообразований в общественном С. лежит всегда в индивидуальном С.— новые идеи, теории и т. д. возникают вначале в С. отдельного человека и лишь потом, обнаруживая свою социальную значимость, приобретают статус общественного С., закрепляются в предметной или знаковой форме, транслируются и репродуцируются в социальных коммуникациях, усваиваются все большим числом индивидов, образующих данный класс, данную общественную группу. Общественное С. как объединяющая людей, организующая и побуждающая к действию сила существует постольку, поскольку существует множество индивидуальных С. И чем в большем числе индивидуальных С. укоренено содержание определенных общественных идей, тем выше их социальная действенность.

Расстройства сознания

Нарушения С. могут быть различными по своей глубине. Выделяют полную и частичную утрату сознания (см. Бессознательное состояние). Особую группу составляют различные по своей психопатологической структуре синдромы помраченного сознания: амен-тивный синдром (см.), делириозный синдром (см.), оглушение (см.), онейроидный синдром (см.), сумеречное помрачение сознания (см.) и ауры сознания (см. Аура). Как было показано К. Ясперсом, несмотря на существенные различия, они характеризуются рядом общих признаков.

Первым признаком синдромов помраченного сознания является отрешенность больного — затруднение или невозможность восприятия окружающего мира. При отрешенности внешний мир, события, происходящие в окружающем, не привлекают внимания больного, причем в ряде случаев продуктивная психопатологическая симптоматика может полностью отсутствовать, что характерно, напр., для состояния оглушения. Одним из видов отрешенности является загруженность, при к-рой наряду с частичным (фрагментарным) восприятием окружающего или полным отсутствием его наблюдается интенсивный наплыв иллюзий (см.), бреда (см.), галлюцинаций (см.) и других психопатол. расстройств. Наконец, отрешенность может проявляться феноменом растерянности (см.), при к-ром кроме аффекта недоумения наблюдаются явления сверхизменчивости внимания (синдром гиперметаморфоза по Вернике), а восприятие окружающего носит фрагментарный характер. Вторым признаком помраченного сознания является дезориентировка в месте, времени, окружающих предметах (лицах); в ряде случаев наблюдается грубая дезориентация в своей собственной личности. Третий признак — бессвязность мышления (см.), проявляющаяся слабостью или невозможностью суждений и, как правило, сопровождающаяся различными видами речевых расстройств. Четвертым признаком является полная или частичная амнезия периода помраченного сознания. Воспоминание о болезненном состоянии может полностью отсутствовать или быть фрагментарным. При отдельных видах помрачения сознания больной помнит свое состояние, определяющееся различными психопатологическими расстройствами, в то время как в отношении окружающей обстановки наблюдается полная амнезия. Для постановки диагноза состояния помраченного сознания необходима совокупность всех перечисленных признаков.

Клин. значение расстройства С. различно. Диагностика оглушения требует экстренного решения вопроса о природе этого состояния в связи с возможностью перехода его в сопор (см. Оглушение) и кому (см.). Сопор и кома характерны для тяжелых поражений головного мозга, часто угрожающих жизни больного (опухоль мозга, тяжелая травма и др.). В случаях тяжелой травмы головного мозга наступает глубокое помрачение сознания, протекающее с явлениями выпадения, «психическим параличом» и др. Констатация мусситирующего делирия и аменции также свидетельствует о глубоком расстройстве психической деятельности при крайней тяжести соматического состояния больных. Менее специфичен в клин, отношении онейроид, к-рый может развиваться при эндогенных заболеваниях (см. Шизофрения), эпилепсии (см.) и экзогенных заболеваниях головного мозга. Развитие сумеречных состояний и ауры сознания характерно для эпилепсии, а также органических заболеваний, протекающих с эпилептиформным синдромом, реже для заболеваний экзогенного происхождения.

Лечение расстройств С. направлено на основное заболевание.

Библиография: Бехтерева Н. П., Бундзен П. В. и Гоголи- ц ы н Ю. Л. Мозговые коды психической деятельности, Л., 1977; Дубровский Д. И. Информация, сознание, мозг, М., 1980; он же, Проблема идеального, М., 1983; Коршунов А. М. Отражение, деятельность, познание, М., 1979; Леонтьев А. Н. Деятельность, Сознание, Личность, М., 1977; Меграбян А. А. Общая психопатология, с. 112, М., 1972; Руб и н- штейн С. Л. Бытие и сознание, М., 1967; Симонов П. В. Эмоциональный мозг, М., 1981; С н е ж н е в- с к и й А. В. О нозологической специфичности психопатологических синдромов, Журн. невропат, и психиат., т. 60, № 1, с 91, 1960; Спир кин А. Г. Сознание и самосознание, М., 1972; Тугаринов В. П. Философия сознания, М., 1971; Черносвитов Е. В. К философскому анализу деструкций сознания личности, Философ, науки, № 2, с. 59, 1982- Bunge М. The mind-body problem, Oxford а. о., 1980, bibliogr.; Cerebral correlates of conscious experience, ed. by P. A. Buser a. A. Rougeul-Buser, Amsterdam a. o., 1978; Jaspers K. Allge-meine Psychopathologie, B., 1923; M a r-g о 1 i s J. Z. Persons and minds, Dordrecht — Boston, 1978, bibliogr.



Источник: xn--90aw5c.xn--c1avg


Добавить комментарий