Патогенетические средства это

Патогенетические средства это

Данный вид лечения характеризуется высокой лечебной эффективностью, так как при одном этиологическом лечении не всегда удается получить положительный результат. Даже в случаях полного удаления начального раздражителя или причины болезни последняя продолжает прогрессировать, поэтому в целях повышения эффективности лечения необходимо применение патогенетической терапии. Под данным видом лечения следует понимать все виды лечебных воздействий на организм животного преимущественно через нервную систему, которые ведут к изменению его реактивности и повышению защитных функций. Патогенетическая терапия осуществляется применением средств, уравновешивающих возбудительный и тормозной процессы, благодаря чему кора головного мозга приобретает способность активизировать к нормальной деятельности подкорковые образования. В связи с этим все лечебные воздействия и профилактические мероприятия должны быть направлены на охрану коры головного мозга от перераздражения не только импульсами, поступающими из очага воспаления, но и другими раздражителями, которые могут возникать от воздействия медикаментозных средств, а также грубой, вызывающей боль фиксации животного и т. д. Однако правильное понимание патогенеза хирургических заболеваний предполагает наряду с патогенетическими средствами воздействия на больной организм применение местно действующих средств в области поражения. Таким образом, следует иметь в виду, что любой метод патогенетической терапии будет более эффективным при условии предварительного устранения хирургическими методами источника раздражения, например удаление инородных тел, гнойного экссудата, мертвой ткани и т. д.

Наиболее распространенными и имеющими практическое применение при хирургических заболеваниях у животных являются следующие методы патогенетической терапии: новокаино-вая, успокаивающая, тканевая, протеиновая, рефлексогенная и иммунокоррегирующая.

Новокаиновая терапия — комплексное воздействие на центральную и периферическую нервную систему, включающее в себя как элементы торможения и блокирования ее пусковой деятельности, так и раздражение, которое выражается главным образом улучшением ее трофической функции. Таким образом, в механизме лечебного действия новокаина различают два основных момента: выключение, или блокирование, и слабое раздражение нервной системы. В этом отношении применение новокаина с лечебной целью принято называть новокаиновыми блокадами (так еще иногда неправильно называют применение новокаина с целью местной анестезии).

Патолого-физиологическим обоснованием применения новокаина является учение А. Д. Сперанского, по которому любой участок нервной системы может стать временным или постоянным источником нейродистрофических процессов в организме. Они могут возникнуть в случаях однообразных повторных воздействий, следствием которых в нервной системе, в зависимости от ее исходного состояния, может явиться либо охранительное торможение, либо ее сенсибилизация (повышенная чувствительность). При сильных или сверхсильных раздражениях могут возникнуть явления парабиоза нервов в зоне патологического очага, что затрудняет передачу импульсов, идущих от экстеро- и инте-рорецепторов к нервным центрам и обратно. В то же время непосредственно в участке нерва, примыкающем к зоне парабиоза, возбудимость очень высокая, что в свою очередь вызывает возникновение непрерывного потока сильных или сверхсильных раздражений к нервным центрам, приводит к возбуждению, а затем перераздражению и развитию парабиотического состояния ретикулярной формации гипоталамической области и коры головного мозга. Нервные центры на такое перевозбуждение отвечают ответной реакцией, посылая на периферию по принципу «всем-всем» каждому органу (особенно очагу повреждения) импульсы, под влиянием которых изменяется функция всех систем организма, происходит включение чрезвычайных механизмов защиты и адаптации, что отражается на ухудшении трофического влияния центров на периферию. В связи с этим в патологическом очаге может развиться гиперергическая воспалительная реакция с явлениями нейродистрофии, следствием которой может быть ухудшение общего состояния организма с преобладанием деструктивных (разрушительных) процессов над регенеративновосстановительными в поврежденных органах и тканях.

Периферические нервы в зоне воспалительного очага изменены и находятся в особом состоянии (угнетение нерва или какого-либо звена соматической или вегетативной нервной системы), именуемом парабиозом. Явление парабиоза обратимо, если своевременно прекращается действие повреждающего фактора. Новокаин в слабых (0,25-0,5%-х) растворах обладает антипара-биотическим действием, благодаря чему восстанавливается нормальное функциональное состояние периферических нервов в зоне воспалительного очага.

В результате комплексного действия новокаиновой блокады как на центральную, так и периферическую нервную систему кора головного мозга освобождается от сильных (чрезвычайных) болевых импульсов. При этом новокаиновая блокада не только снимает сильное раздражение и перераздражение нервов, но и заменяет его качественно новым более слабым, в результате чего восстанавливается рефлекторно-трофическая функция нервной системы. Благодаря этому формализуются нарушенные патологическим процессом взаимоотношения между корой головного мозга и внутренними органами, улучшается трофика тканей, следовательно, течение заболевания более благоприятно.

С. П. Протопопов считает, что возникающий лечебный эффект после новокаиновой блокады обусловлен не выключением нервов, а улучшением функционального их состояния, поэтому для проведения новокаиновых блокад применяют растворы слабой концентрации (0,25-0,5%-е), поскольку более концентрированные приводят к выключению проводимости, стойкому и полному обезболивающему эффекту.

Установлено также, что под влиянием новокаиновой блокады восстанавливаются функциональные нарушения системы «гипофиз — кора надпочечников». Известно, что важная роль в регуляции воспаления принадлежит гормонам коры надпочечников, функция которых находится под контролем адренокортикотроп-ного гормона (АКТГ), вырабатываемого передней долей гипофиза. На этом фоне улучшается циркуляция крови, внутриклеточный и общий обмен, уменьшается проницаемость капилляров, особенно в очаге воспаления, активизируются фагоцитоз и другие иммунологические реакции, снижаются процессы нейродистрофии, нормализуется функция внутренних органов. Все это ведет к улучшению общего состояния организма.

Клинические наблюдения по применению новокаиновых блокад свидетельствуют, что наиболее выраженный лечебный эффект наблюдается в случаях одновременного воздействия на соматическую и вегетативную нервную систему, преимущественно симпатическую, в сегментах иннервации которых расположен патологический процесс.

По продолжительности лечебного действия на организм новокаин выгодно отличается от других лекарственных веществ. Так, согласно исследованиям Е. Н. Воротынцевой после паранефраль-ной новокаиновой блокады или внутривенного введения новокаин обнаруживался во всех органах и тканях через 4 ч. Причем максимальное его количество содержалось в спинном мозге и в коре головного мозга — до 72 ч. Такое длительное воздействие новокаина на нервные центры приводит к снижению или ликвидации очагов возбуждения, благоприятствуя восстановлению координирующего действия коры головного мозга.

Также установлено, что новокаин обладает выраженным анти-гистаминным действием. Известно, что при серозном воспалении в патологическом очаге образуется большое количество гистамина и гистаминоподобных веществ). Являясь вазогенными ядами, они рефлекторно повышают проницаемость капилляров и клеточных мембран, усугубляя течение патологического процесса. Применением новокаиновой блокады можно нейтрализовать гистамин и полностью устранить его действие. Нейтрализующее действие новокаина осуществляется образующейся при его гидролизе в крови парааминобензойной кислотой, которая относится к витаминам. Помимо антигистаминного она обладает также антитоксическим действием. Однако известно, что параамино-бензойная кислота является антагонистом сульфаниламидных препаратов, бактериостатическое действие которых она полностью нейтрализует не только в культурах микроорганизмов, но и в организме инфицированных животных.

Вторым компонентом гидролиза является диэтиламиноэта-нол, которому отводится роль носителя анестезирующих свойств новокаина. Однако, по мнению ряда исследователей, диэтиламино-этанол в качестве местного обезболивающего средства не выдерживает сравнения с новокаином и не может его заменить. В то же время парааминобензойная кислота анестезирующим действием не обладает.

А. В. Вишневский на основании экспериментальных исследований и многочисленных клинических наблюдений по применению новокаиновой терапии при различных патологических процессах и состояниях организма установил, что новокаин обладает ярко выраженным нейротропным действием, избирательно концентрируется в нервной ткани. Под влиянием такого действия в течение различного рода патологических процессов ученым были выявлены следующие общие закономерности:

1)    развитие воспалительного процесса может быть остановлено пока он не вышел из стадии серозного пропитывания тканей;

2)    при абсцедирующих некротических формах воспаления быстрее наступает выявление, отграничение и расплавление воспалительного очага;

3)    подострые и некоторые хронические инфильтративные формы воспаления дают значительные трофические сдвиги, а иногда очень быстро ликвидируются;

4)    при патологических состояниях тонуса мышц восстанавливается нормальная функция пораженного органа, т. е. спазмы разрешаются, а при депрессии нарастает тонус;

5)    при патологических состояниях, возникающих на почве нарушения тонуса и проницаемости капилляров, новокаиновая блокада приводит к восстановлению барьерной функции сосудистой стенки.

Независимо от вида новокаиновой блокады (согласно утверждениям А. В. Вишневского) лечебный эффект распространяется на весь организм. Однако практическое применение новокаина показывает, что лучший терапевтический эффект будет наблюдаться в том случае когда блокаде подвергается часть нервной системы, расположенной вблизи патологического очага, или же соответствующие элементы симпатического нерва в зоне локализации патологического очага или в нервных сплетениях.

Это объясняется главным образом своеобразной структурой симпатического отдела вегетативной нервной системы, которая имеет соответствующую сегментарную связь превертебральных и паравертебральных симпатических ганглиев со спинномозговыми сегментами и иннервационную — с периферическими и внутренними органами. По этой причине в лечебной практике применяют различные виды новокаиновых блокад, что обусловлено прежде всего локализацией патологического очага и клинической формой его проявления. Нередко в целях повышения лечебной эффективности новокаиновые блокады применяют в сочетании с антибиотиками, что при септических формах воспалительных процессов оказывает комбинированное этиопатогенети-ческое воздействие на организм. Так, при лечении ран и различных местных септических процессов (абсцессы, флегмоны) целесообразна короткая новокаино-антибиотиковая блокада в сочетании с антибиотиком широкого спектра действия. Сущность ее состоит в том, 4to новокаино-антибиотиковый раствор вводится в ткани вокруг патологического процесса и под него. При ранах и закрытых гнойно-некротических процессах, локализованных на конечностях, проводят циркулярную новокаино-антибиотиковую блокаду, инъецируя раствор выше места локализации указанных патологических процессов, послойно, начиная с кожи вплоть до надкостницы.

В последнееее время широкое распространение имеют следующие новокаиновые блокады: 1) экстерорецепторов (кожи, слизистых); 2) интерорецепторов с введением растворов новокаина в различные анатомические полости (брюшная, грудная, суставы, слизистые сумки, сухожильные влагалища); 3) соматической нервной системы (рецепторы, нервные стволы); 4) симпатического ствола, его ветвей и ганглиев; 5) нервных сплетений (солнечного, околопочечного и др.) и внутрисосудистое введение новокаина.

Наибольшее практическое применение получили такие блокады, как подглазничная (по Гатину), краниального, среднего шейных и звездчатого симпатических ганглиев, паранефральная (по И. Я. Тихонину, М. М. Сенькину) и надплевральная (по В. В. Мосину).

Успокаивающая терапия применяется в целях защиты коры головного мозга от перераздражения болевой импульсацией из патологического очага, а также снятия запредельного торможения в ней, нормализации ее функции и повышения защитно-адаптационных процессов организма. В таких целях широкое распространение в клинической практике получили средства, успокаивающие и вызывающие сон (бромиды, мединал, веронал, люминал и др.), и нейролептические вещества (аминазин, рампун, комбе-лен, коллипсовет и др.).

Перевозбужденным животным рекомендуется внутривенно вводить 10% -й раствор натрия бромида: мелким животным — 5-10 мл; крупным — 50-100 мл два раза в день в течение 3 дней, после чего этот же препарат вводят в половинной дозе еще 3 дня.

В целях предупреждения стрессового состояния или его снятия у животных в условиях промышленного животноводства подкожно инъецируют аминазин в дозе 0,5-1 мг/кг массы.

Перед проведением сложных лечебных процедур, особенно у возбудимых животных крупного рогатого скота, также инъецируют под кожу аминазин в дозе 0,5-1 мг/кг, собакам — 1-2,5 мг/кг массы.

Тканевая терапия. Применение тканевых препаратов для лечения больных животных имеет давнюю историю. В 1898 г. ветеринарный врач К. Киселев применил вытяжку из семенников жеребцов для лечения лошадей, больных плевропневмонией, и добился их излечения. В то же время другие методы не дали положительных результатов. Особенно хорошие результаты он получил при лечении параличей и воспалений спинного мозга у различного вида животных. К. Киселев в связи с этим отмечает, что вытяжка из семенников оказывает восстанавливающее действие на организм.

Большой вклад в развитие учения о тканевой терапии внес академик М. П. Тушнов, в 1930 г. предложивший органотерапевтические препараты — лизаты, которые он относит к натуральным клеточным ядам. Лизаты, являясь продуктами тканевого распада, обладают специфичностью, которая выражена тем сильнее, чем ближе данные продукты к белку и, наоборот, по мере приближения к аминокислотам специфичность снижается. Автор и его ученики с высокой терапевтической эффективностью применяли продукты тканевого распада — гистолизаты — для лечения животных, страдающих общей и половой слабостью, бесплодием и отсутствием охоты, мышечной атрофией, мышечным ревматизмом, бронхопневмонией и др.

Лизатотерапию М. П. Тушнов относит к терапии раздражением, к активному методу лечения путем мобилизации защитных сил организма. В состав гистолизатсь входят высокомолекулярные продукты гидролиза белков, пептоны, полипептиды, аминокислоты, сульфгидрильные кислоты, гистамин, холин, фосфатиды, некоторые гормоны и другие продукты клеточного расщепления.

Теоретическое обоснование тканевой терапии дано в 1933 г. академиком В. П. Филатовым. В основу тканевой терапии было положено учение абиогенных стимуляторах, которые образуются в процессе консервирования тканей животного происхождения при низкой температуре и растительного — в условиях темноты. Биогенные стимуляторы являются небелковыми веществами и представлены главным образом кислотами: яблочной, лимонной, молочной, янтарной, карбоновыми и двумя аминокислотами — аргинином и глютаминовой. В. П. Филатов считает, что стимулирующим действием обладает весь комплекс перечисленных веществ, которые воздействуют на нервную систему, ее вегетативный отдел и опосредованно через нее стимулируют или нормализуют обмен веществ и другие функции организма. По мнению отдельных авторов, лечебное действие биогенных стимуляторов сходно л новокаиновыми блокадами. В настоящее время установлено, что тканевая терапия оказывает стимулирующее и нормализующее действие на различные функции животного организма. В результате их влияния улучшается трофическая функция нервной системы, повышается функция тироидной ткани надпочечников, поджелудочной железы, увеличивается образование адренокортикотропного гормона, выделение кортикостероидов, активизируется секреторная и моторная функции желудочно-кишечного тракта, газовый, межуточный и фосфорный обмен, стимулируются функция ретикулоэндотелиальной системы (РЭС) и регенеративные процессы. Подсадка консервированных тканей и парентеральное введение тканевых препаратов способствуют нормализации ритма дыхания, сердечной деятельности, показателей крови, pH раневого экссудата. Наряду с этим наблюдается снижение болевой реакции, происходит повышение титра агглютининов, комплемент связывающих веществ в специфических сыворотках, восстановление или повышение функции ферментов, что благоприятно сказывается на улучшении общего состояния и аппетита у животного.

Благодаря такому широкому диапазону лечебного действия тканевые препараты получили практическое применение в клинической практике лечения животных при самых разнообразных хирургических заболеваниях. Показаниями для их применения являются долго не заживающие раны, язвы, пролиферативные формы воспалений, рубцовые контрактуры, переломы костей, фиброзиты, хронические болезни кожи (экземы, дерматиты), невриты, парезы и параличи, открытые гнойно-некротические процессы, ожоги, кератиты, ириты, начальные стадии катаракт, а также все случаи, когда необходимо повысить иммунобиологическую реактивность организма. Применение тканевых препаратов показано также при откорме молодняка крупного рогатого скота и свиней, для повышения молочной продуктивности коров и шерстной — овец.

С целью тканевой терапии применяют консервированные животные ткани, изготовленные из кожи, селезенки, зобной железы, крови, плаценты, сальника, брюшины, роговицы, и содержащие значительное количество гиалуронидазы — стекловидное тело, хрусталик, семенники, рубцовая ткань. Из растительной ткани получили распространение препараты из листьев алоэ, подорожника, агавы и др. Тканевые препараты применяют в виде цельных тканей и экстрактов, взвесей, мазей и порошков из них. Назначают их подкожно, внутримышечно (имплантации, инъекции), наружно (аппликации, присыпки, мази). Цельные ткани после их консервирования и автоклавирования имплантируют животному под кожу.

Приготовление тканевых препаратов по В. П. Филатову. Животные ткани берут в асептических условиях от только что убитых здоровых животных, разрезают на кусочки размером 10—15 мм, складывают в стерильные чашки Петри или банки с притертой пробкой и помещают в холодильник на 5—7 суток, где выдерживают при температуре +2…+4 °С. В день применения консервированную холодом ткань автоклавируют при температуре +120 °С в течение 1 ч. Кусочек ткани определенной величины подсаживают под кожу или же готовят из таких тканей экстракты. Листья алоэ и другие ткани растительного происхождения помещают в конверты из черной бумаги или в стеклянные банки, обернутые черной бумагой, и выдерживают 10—15 дней в темноте при температуре +2…+4 С. После этого их разрезают на кусочки и в банках автоклавируют при температуре +120 °С в течение 1 ч. Затем производят подсадку кусочков под кожу животного или же из консервированных листьев готовят экстракт.

Тканевые препараты можно также применять в форме экстракта, сухих препаратов (порошков) и фарша. Для приготовления экстракта выдержанную на холоде ткань измельчают на мясорубке, растирают в фарфоровой ступке и разводят изотоническим раствором хлорида натрия (1:2). Взвесь кипятят 1—1,5 ч, настаивают при комнатной температуре 2-3 ч, затем добавляют стерильный изотонический раствор хлорида натрия до исходного уровня и фильтруют. Фильтрат разливают во флаконы и стерилизуют в автоклаве в течение 1 ч при +120 °С. Проверяют на стерильность и безвредность. Готовый препарат (при встряхивании) представляет собой равномерную взвесь мелких частиц тканей. Хранят при температуре +6…+8 ”С до 6 месяцев.

Консервирование тканей по Н. И. Краузе. Ткани от только что убитых здоровых животных разрезают на небольшие кусочки и помещают в стеклянные банки с притертой пробкой, наполненные 2% -м раствором хлорацида, и ставят в темное место при комнатной температуре. В первые 3-4 дня раствор хлорацида меняют ежедневно, затем — на 6-й день. По истечении 7 суток ткани пригодны для имплантации.

Приготовление тканевых взвесей по В. А. Герману и И. А. Ка-лашнику. Консервированную в холодильнике ткань (печень, селезенку, семенники и др.) пропускают через стерильную мясорубку и растирают в стерильной ступке. Полученный фарш раз-бавляюу в соотношении 1:3 изотоническим раствором поваренной соли, настаивают при комнатной температуре 2 ч, подогревают на водяной бане при +80 °С в течение 60 мин, фильтруют через два слоя стерильной марли. Фильтрат разливают по 5—10 мл в ампулы, запаивают их и автоклавируют при +120 °С в течение 60 мин. Хранят в прохладном месте (в темноте).

Приготовление кожи для аппликаций. Кожу для лечения больного животного берут у него же или у другого здорового животного при строгом соблюдении правил асептики и антисептики. В области шеи выстригают шерстный покров, протирают йодированным спиртом (1:1000) и веретенообразно иссекают необходимый лоскут кожи. Образовавшуюся рану закрывают глухим швом и покрывают коллодием или другим пленкообразующим препаратом (ранозоль, хронамицин и др.). Полученную кожу консервируют 2% -м раствором хлорацида в течение 7 дней. Величина кожного лоскута должна соответствовать величине раны или язвы. После антисептической обработки раны и прилегающей кожной поверхности консервированный лоскут кожи кладут на рану подкожной поверхностью и прибинтовывают. Аппликацию повторяют через каждые 7 дней.

Приготовление сухого тканевого препарата. Препарат приготовляют из органов или тканей по методике В. П. Филатова. Высушивают при температуре +50…+70 °С путем продувания теплого воздуха и перемешивания или же в вакуум-аппаратах. Полученную сухую ткань перетирают в порошок.

Способы тканевой терапии. Для лечения животных чаще применяют подсадку (имплантацию) консервированной ткани. После подготовки операционного поля в средней трети шеи производят инфильтрационную анестезию 0,5%-м раствором новокаина и разрезают кожу на длину 3—4 см. Через разрез вводят кровоостанавливающий зажим Кохера до шарнира и разведением его браншей формируют карман в подкожной клетчатке. Остановив кровотечение временным прижатием кожи тампоном, вводят в карман подготовленный кусочек ткани. Кожную рану закрывают 2-3 стежками узлового шва. Линию шва смазывают спиртовым раствором йода, подсушивают и покрывают пленкой коллодия или другим пленкообразующим веществом. При необходимости имплантацию повторяют через 20-25 дней (рис. 2.28).

Техника подсадки тканей: а — инфильтрация новокаина на месте разреза; б — техника образования кармана под кожей; в — расположение имплантанта в кармане под кожей

Рис. 2.28. Техника подсадки тканей: а — инфильтрация новокаина на месте разреза; б — техника образования кармана под кожей; в — расположение имплантанта в кармане под кожей

Неиспользованная консервированная ткань после вторичного автоклавирования пригодна для подсадок в течение 2-3 месяцев при условии хранения ее в холодильнике при температуре +2…+4 °С в банках с хорошо залитыми парафином горловинами и пробками (И. А. Калашник).

Количество имплантируемой ткани зависит от вида и массы животного.

Экстракты из консервированной ткани вводят подкожно или внутримышечно в следующих дозах: крупному рогатому скоту — 10—30 мл, собаке — 3-5 мл. Экстракт из листьев алоэ вводят подкожно или внутримышечно (ежедневно или через день) в дозах: собаке и овце — по 1 мл, крупному рогатому скоту — 5-10 мл. Всего на курс лечения требуется 25-30 инъекций. При необходимости инъкции повторяют через 20-30 дней. Тканевую взвесь, приготовленную по методу В. А. Германа и И. А. Калашника, также применяют подкожно или внутримышечно в дозах на 1 кг массы: лошади — 0,03-0,07, крупному рогатому скоту — 0,05-0,09, свинье — 0,1-0,2, собаке — 0,2-0,3. Инъекции повторяют через 8-10 суток.

Таблица 2.4. Примерные дозы консервированной ткани для имплантации животным (по М. В. Плахотину)

Вид животных

Количество ткани, г

кожа

семенники

печень

селезенка

зобная

железа

Лошадь

6-12

4-6

4-7

2-5

6-12

Крупный рогатый скот

5-10

4-6

4-7

2-5

5-10

Овца

2-4

2-3

2-15

1-15

2-3

Собака

2-5

1-3

1-2

1-15

2-3

Свинья

 

2-3

4-5

Птицы

0,2-0,3

0,2-0,5

0,2-0,3

Противопоказания: септические состояния организма, абсцессы и закрытые гнойно-некротические процессы, истощение, беременность у крупного рогатого скота, начиная с 7-го месяца.

Аутогемотерапия и гетерогемотерапия. По своему терапевтическому действию относятся к тканевой терапии, являются ее разновидностями и применяются при тех же показаниях. Однако в отличие от тканевой терапии при введении крови в процессе ферментативного расщепления под влиянием протеаз освобождаются альбумозоподобные продукты распада кровяного белка, являющиеся раздражителями для различных систем больного организма, что оказывает стимулирующее действие на кроветворную и гемостатическую системы. По этой причине гемотерапия имеет показания при различных повторяющихся небольших кровотечениях и нарушениях гемопоэза. В целом гемотерапия способствует повышению неспецифического иммунитета и устойчивости организма к болезнетворному фактору.

Методика гемотерапии. Аутокровь или гетерокровь берут у крупных животных из яремной вены с соблюдением правил асептики и антисептики и разу же вводят животному подкожно или внутримышечно. Для повышения лечебной эффективности целесообразно применять кровь, консервированную по В. П. Филатову. Вначале в подготовленную стерильную колбу наливают 5% -й раствор натрия цитрата (1 часть раствора на 10 частей крови). Затем колбу с нитрированной кровью помещают в холодильник на 3—5 суток и выдерживают при температуре +2…+4 °С. По истечении срока кровь вводят больным животным под кожу или внутримышечно. С целью профилактики микробной загрязненности рекомендуется в цитрированную кровь добавлять антибиотики или растворимые сульфаниламиды в установленных дозах для определенного вида животного.

И. А. Калашник рекомендует консервирование гетерокрови проводить 10% -м раствором хлорамина (3 части крови и 6 частей раствора) в течение 12—24 ч.

Реакция организма на введенную кровь подкожно или внутримышечно проявляется двумя фазами — отрицательной и положительной. Первая (отрицательная) длится 24 ч и характеризуется уменьшением числа эритроцитов и лейкоцитов. Затем наступает вторая (положительная) фаза, в период которой увеличивается количество форменных элементов крови. Для недопущения отрицательной фазы целесообразно добавлять к аутокрови равное количество 0,25%-го стерильного раствора новокаина. Кроме того, начинать инъекции следует с небольших объемов, постепенно увеличивая их. Так, начальная доза для крупного рогатого скота и лошадей должна составлять 25-30 мл, конечная — 150-200 мл; телятам, жеребятам до года и крупным свиньям — соответственно 10-15 и 50—100 мл; мелким животным и поросятам — 5-10 и 25-60 мл. Дозы гетерогенной крови уменьшают на одну треть. Введение крови следует проводить с интервалом 1—2 дня и последующим увеличением каждой дозы в 1,5-2 раза. Подряд делают 3-4 инъекции, после чего следует перерыв в 5 дней. Затем снова вводят кровь, но уже в убывающей дозе.

Интересные данные по видовым особенностям реактивности организма животных получены при экспериментально-клинических исследованиях Г. С. Мастыко, который отмечает, что гетерокровь для организма лошади является сильным раздражителем и нейтрализация ее в связи с образованием отека тканей в месте введения растягивается во времени. В то же время для крупного рогатого скота, овец и свиней гетерокровь не является сильным раздражителем, поэтому нейтрализация ее происходит быстро. У лошадей, больных гнойными и гнойно-некротическими воспалительными процессами, аутокровь и гетерокровь при подкожном введении усиливает реактивный процесс выведения раздражителя из организма, а у крупного рогатого скота и свиней усиливает реактивный процесс нейтрализации раздражителя в организме.

Б. М. Оливков для лечения вялогранулирующих ран и язв предложил применять гемоповязки. После туалета поверхности раны или язвы на них быстро накладывают обильно пропитанную свежей, еще не свернувшейся кровью стерильную марлевую салфетку, сложенную в 4—5 слоев, сверху покрывают слоем ваты и фиксируют бинтовой повязкой. Смену гемоповязок проводят ежедневно. Благодаря им патологические грануляции быстро превращаются в здоровые, ускоряется заживление вялогранули-рующих ран и язв. При этом отмечено, что гемоповязки с кровью, полученной от доноров того же вида животного, отличаются большей эффективностью по сравнению с аутогемоповязками.

Иммунокоррегирующая терапия представляет собой направленное восстановление сниженной или повышенной функциональной активности различных звеньев иммунитета. Является одним из наиболее перспективных методов лечения иммунодефи-цитных состояний при различных заболеваниях животных, включая и хирургические. Особенностью иммунокоррегирую-щей терапии является то, что она применяется в комплексе с другими видами лечения (этиологическим, симптоматическим), создавая благоприятный фон для повышения их эффективности. Известно, что у хирургически больных животных такие виды лечения^, как химио-, гормоно- и антибиотикотерапия, наркоз, хирургическая операция, оказывают неблагопритное воздействие на иммунную систему, нередко приводят к вторичным иммунодефицитам, что в свою очередь может явиться причиной развития тяжелых послеоперационных гнойно-воспалительных осложнений. В связи с этим иммунокоррегирующая терапия может успешно применяться в комплексном послеоперационном лечении больных животных с гнойно-воспалительными осложнениями, а также с целью профилактики их возникновения в предоперационный период.

К средствам иммунокоррегирующего воздействия на организм животных относятся полисахариды (пирогенал, продигиозан, зи-мозан, глюконы, пропернил, декстраны), вакцины (ВСЖ и др.), препараты нуклеиновых кислот и синтетические полинуклеотиды (натрия нуклеинат, препараты РНК и др.), производные пиримидина и пурина (пентоксил, метилурацил, оксиметацин и др.), производные имидазола (левамизол, дибазол, вшшлимидазол), интерферон, гормональные средства (соматотропин, тиреотро-пин, кортикотропин, кортикостероиды, инсулин и др.), тимозин, тимоноэтин, тимарин, Т-активин, тимонин, тимоген, В-активин, витамины, микроэлементы.

Определенный вклад в развитие иммунокоррегирующей терапии при гнойных воспалительных заболеваниях у животных внесли ученые Витебской государственной академии ветеринарной медицины (Э. И. Веремей, П. А. Климович, В. А. Ходас, В. М. Ру-коль, В. А. Журба и др.).

В. А. Ходас (1991) применял пирогенал для лечения овец, больных копытной гнилью. При заболевании средней степени тяжести животным после хирургической обработки пораженных копытец внутримышечно вводили 50 МПД раствора пирогенала. При этом установлено, что у овец, подвергшихся лечению пироге-налом, количество лейкоцитов и функциональная активность Т-лимфоцитов были выше, чем у контрольных. При комплексном лечении с применением антисептической повязки с калия перманганатом и борной кислотой, а также одновременным введением пирогенала, сроки выздоровления животных составили 4,1(±0,31) дня.

П. А. Климович (1995) применял продигиозан при лечении крупного рогатого скота с гнойной хирургической патологией (флегмоны, абсцессы, гнойные раны). В процессе исследования у животных с абсцессами после первой, второй и третьей инъекций продигиозана наблюдалось увеличение количества альбуминов и гаптоглобинов. Кроме того, после первой и третьей инъекций возрастало количество иммуноглобулинов, после второй и третьей — общего белка.

Клинически уже через сутки после первого введения продигиозана отмечали увеличение выделения гнойного экссудата более густой консистенции. Очищение полостей абсцессов от некротических тканей заканчивалось на 3-4-е сутки, одновременно с этим усиливался рост грануляционной ткани. Выздоровление животных после трехкратного введения продигиозана в дозе 0,5; 1,0; 1,5 мл с интервалом 4 суток происходило за 11,33 суток, а в контрольной группе животных — за 16,66 суток.

Клиникоиммунологические показатели у животных, больных флегмонами, характеризовались тем, что через сутки после каждого введения продигиозана наблюдалось увеличение фагоцитарной и метаболической активности нейтрофилов, которая на день выздоровления была выше, чем в контрольной группе животных. На четвертые сутки количество нейтрофилов возрастало за счет Т-лимфоцитов при снижении В-лимфоцитов. После второй и третьей инъекций количество Т- и В-лимфоцитов возрастало с последующим прекращением выделения экссудата и активизацией роста грануляционной ткани.

Э. И. Веремей, В. А. Лукьяновский, В. А. Ходас (1994) применяли оксидат торфа при гнойных воспалительных процессах у крупного рогатого скота местно и внутрь. В результате исследования установлено, что продолжительность лечения подопытных животных составила 7—9 суток (в контрольной группе, где применялся линимент Вишневского, она длилась 12-19 суток). Кроме того, у подопытных животных наблюдался более интенсивный рост грануляционной ткани и активнее проходила эпителизация. Также отмечено, что физиологические функции организма подопытных животных были значительно выше: температура тела — на 0,1-0,5 °С, учащение пульса — на 5,3-8,5 ударов в 1 мин, дыхание — на 1,6-2,3 в 1 мин, активнее протекала руминация, наблюдалось увеличение среднесуточного надоя молока на 1,8 л.

Соответствующие изменения отмечены и со стороны крови. У животных подопытной группы на фоне общего снижения лимфоцитов уменьшалось процентное соотношение Т-лимфоцитов, но увеличивалось количество В-лимфоцитов, что является показателем стабилизации иммунного статуса организма.

На протяжении всего опыта фагоцитарная активность нейтро-филов была высокой, что свидетельствует о выраженном влиянии оксидата торфа на клеточные показатели иммунитета.

Начиная с 70-х гг. в клиническую практику ветеринарной медицины начали внедрять физиотерапевтические методы иммунокоррекции. Наибольшее распространение в ветеринарной хирургии при воспалительных процессах получило воздействие на организм животных энергии ультрафиолетового, лазерного и магнитных излучений. Указанные методы лечения обладают широким спектром действия, включая и иммунокоррегирующий эффект.

Э. И. Веремей, В. А. Ходас (1988) для лечения овец, больных копытной гнилью, применили высокоэнергетический углекислый лазер (С02) с длиной волны 10 600 ДМ. После хирургической обработки пораженных копытной гнилью копытец инфицированную поверхность основы кожи коагулировали расфокусированным лучом С02-лазера с диаметром пучка 2 мм. В процессе опыта отмечали отсутствие подъема лейкоцитов, что объясняется быстропротекающей регенерацией ткани основы кожи пораженных копытец. Аналогичное явление наблюдалось с Т-лимфоцитами.

Наряду с этим происходило снижение фагоцитарной активности нейтрофилов в НСТ-тесте, что, по-видимому, объясняется стерилизацией очага воспаления лучом лазера, а также отсутствием или резким снижением процесса всасывания продуктов распада тканей.

И. С. Панько, В. И. Издепский, М. В. Рубленок (1989) в исследованиях по применению низкоэнергетического терапевтического лазера при лечении гнойного воспаления суставов в начальной стадии болезни с экспозицией 5-10 мин, при режиме облучения 119,4 Вт/см2 в дозе 41,7 Дж/см2 ежедневно получали более ускоренное купирование и разрешение патологического процесса с сохранением функции суставов.

Успешно применяли лазер для лечения опухолей у животных В. М. Власенко (1983), И. С. Панько (1987), Н. Г. Ильиченко (1990)и др.

Э. И. Веремей, С. И. Герман (1990) изучали влияние крови, обработанной постоянным магнитным полем, на скорость заживления экспериментальных ран у поросят, которая составила 5,7(±0,01) дня, тогда как в контрольной группе она была 7,14(±0,14) дня. Параллельно с этим отмечали увеличение эритроцитов и лейкоцитов в течение трех дней после ранений, в результате чего происходило их постепенное снижение.

Большое количество работ посвящено влиянию крови, облученной ультрафиолетовыми лучами, на повышение неспецифической резистентности организма животных (А. А. Стекольников, 1986; Э. И. Веремей, В. А. Шульга, 1987; А. Ф. Могиленко, Э. И. Веремей, 1988; И. Ф. Горлов, 1988; В. М. Руколь, Н. А. Борисов, 2007-2009 и др.).

В результате облучения крови ультрафиолетовыми лучами возрастает бактерицидная и лизоцимная активность сыворотки крови, повышается фагоцитарная активность нейтрофилов. Согласно исследованиям Т. Ш. Палуашвили (1988), внутривенное ультрафиолетовое облучение крови в дозе 2 мл/кг массы 3-4 раза с интервалом 2—3 суток повышает фагоцитоз у здорового крупного рогатого скота в 1,5 раза, у животных, больных гнойно-некроти-ческим межпальцевым дерматитом, — в 2,4 раза.



Источник: www.kievoncology.com


Добавить комментарий