Он сжал мне руку сильно

Он сжал мне руку сильно

Сердце екнуло, и я опустила глаза.

— Нет…

— Нет? — он медленно подходил ближе, принося с собой адский жар. Все его тело слегка дрожало от похотливого огня. — Ты говоришь «нет», после того, как разорвала все эти вещи, купленные мною для тебя?

— Это больно, видеть вещи разорванными? — я посмела взглянуть ему прямо в глаза, его ноздри трепетали. — Потому что, если это так, тогда ты причинил мне боль. У меня тоже есть чувства, как и у тебя.

Он поднял руку и схватил меня за затылок. Притянул меня ближе, и я наткнулась на крепкое тело, ощутив, что воздух меня покинул.

— Ты думаешь, что похожа на меня? Это не так, — выплюнул он, прямо перед тем, как его рот набросился на мой, а язык раскрыл мои губы. Я толкнула его, но он не остановился. Если на то пошло, это только превратило его из безжалостного в неконтролируемого.

Развернув, он грубо впечатал меня в дверь, вжимаясь в меня бедрами. Одним рывком он раздвинул мои ноги на фут. Так быстро и так уверенно.

Я не могла вдохнуть кислород, когда он начал целовать меня яростнее, чем кто-либо прежде. Кровь смешалась с его темным вкусом. Он кусал мои губы, и все мои мысли разлетелись. Я полупростонала, полузакричала, когда своим членом он толкнулся в меня настолько сильно, что мои ноги оторвались от пола.

Заканчивая поцелуй так же резко, как начал, он выдохнул:

— Чья ты?

Я моргнула, абсолютно дезориентированная. Затем желание бороться вернулось, и я толкнула его.

Он заворчал и сделал шаг назад, но этого было недостаточно. Прижавшись ко мне снова, он придавил меня всем своим телом. Его горячее дыхание ощущалось на моей щеке, когда своей однодневной щетиной он провел по моей челюсти.

— Не толкай, бл*дь, меня. Чья ты?

Только не снова. Спустя какое-то мгновение невменяемости, я попыталась ударить его головой.

Его глаза широко раскрылись, а губы дернулись. Взгляд одержимого альфа-самца на мгновение омрачило чистое изумление. Он втиснул бедро между моих ног и потер гиперчувствительную плоть. Даже через джинсовую ткань каждая его часть пробуждала каждую мою, и во мне возродилось болезненное желание. Я пылала. Я хотела.

— Ты заставил меня произнести это прошлой ночью. Ты сломил меня. Я не сделаю этого вновь, — выдохнула я.

Кью зарычал, двигая бедром, и впился в меня сильными пальцами. Головой я хотела коснуться его плеча в выражении подчинения, но не смогла. Это было неправильным. Боже помоги, я разрушалась, борясь с двумя противоречивыми желаниями. Убежать. Уступить. Убежать. Уступить. Состояние экстаза выдавило влажность, которая хлынула из меня. Я никогда так не возбуждалась и никого так сильно не ненавидела.

— Я с удовольствием сломлю тебя снова, чтобы услышать это, — он схватил меня за запястья, поднял их над головой и прижал к двери. Удерживая их одной рукой, второй он вернулся к моим джинсам. Ловкими пальцами он расстегнул ширинку и как-то, извиваясь, сумел протолкнуть руку в джинсы и трусики.

Я дернулась, когда пальцем он проскользнул глубоко внутрь. Ни нежных просьб, ни ласковой прелюдии, просто трах пальцем.

— Скажи это, — приказал он. Я закрыла глаза, когда он согнул палец и надавил на мою точку G. — Твое тело влажное для меня, эсклава. Я позволю тебя получить меня, если ты скажешь это. Скажи, что ты моя.

Еще один палец также жестко присоединился к первому, и мои ноги превратились в желе. Он удерживал меня за запястья, а его пальцы находились глубоко во мне. Ко мне никогда не прикасались так властно. Брэкс… он не любил прелюдии… Перестань думать о Брэксе. Особенно в данный момент. Это бы разбило его сердце.

Мой разум раскололся в щепки. Я из последних сил боролась с желанием подчиниться, убеждая себя, что не могу сдаться. Поднимая слишком тяжелые веки, я выплюнула:

— Своя собственная. Не твоя.

Он вздрогнул, как будто я ударила его, и в его глазах вспыхнул огонь.

— Неправильный ответ, — он наклонился и перекинул меня через плечо, так же, как похититель в Мексике. Весь оставшийся страх накинулся, чтобы замучить меня, и я больше не горела желанием. Я жаждала свободы. Покончить со всем этим и убежать.

Кью положил меня на кровать и сорвал с меня джинсы. Я не смогла остановить это. В одну минуту они были на мне, а в следующую валялись в куче порванной одежды.

Он навис надо мной, и я пнула его. Мое колено соприкоснулось с грудной клеткой, и он вздрогнул, но рукой сжал мой бок, сдавливая мои сломанные ребра. Все омрачила боль. Это дало ему время, чтобы развязать галстук и затянуть его на моих запястьях.

Мое сердцебиение отдавалось в руках, ненавидя это ограничение. Подняв мои запястья над головой, он придавил меня своим телом, пытаясь втиснуться между моими ногами. Я сражалась как бездомная кошка. Наши ноги боролись, ступни запутались в покрывалах, и на мгновение, я, возможно, выиграла. И проиграла после одного неправильного удара.

В течение какого-то момента, я лежала, опрокинутой на спине, а он навис надо мной, тяжело дыша. Тлеющая внутри жажда нежеланная, разгорелась. Неуместная жажда. Жажда, которая сводила меня с ума, вызывая смущение и ненависть.

Его лицо выражало пыл и страстное желание. Он пах как грех, цитрусовые и сандаловое дерево, ослепляя мои чувства, зажигая каждую мою частичку. Мое влагалище сжалась, когда Кью качнулся, тяжело дыша. Сигналы моего мозга каким-то образом переплелись с его ароматом.



Источник: knigochei.net


Добавить комментарий