Круральный

Круральный

1В письме к Я. Я. Рогинскому от 18 июня 1974 г., № 1025, из Марселя.

1В качестве «стандартных сигм» приняты величины, исчисленные на армянской краниологической серии (Бунак, 1927).

267 :: 268 :: 269 :: 270 :: 271 :: 272 :: 273 :: 274 :: 275 :: 276 :: Содержание

276 :: 277 :: 278 :: Содержание

ПОЯВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА СОВРЕМЕННОГО ТИПА

Человек современного типа появляется на рубеже раннего и позднего палеолита. На обширных пространствах Старого Света наиболее ранняя пора позднего палеолита представлена ориньякской культурой. В частности, на хорошо изученной в археологическом отношении и очень богатой находками ископаемого человека территории Южной Франции можно проследить в ряде местонахождений смену мустьерских отложений раннеориньякскими.

Ориньякские люди были не вполне однородны по своему антропологическому типу даже в пределах небольшой территории Юго-Западной Европы. Эти различия в типе будут рассмотрены в разделе, посвященном человеческим расам. Здесь же необходимо ограничиться описанием облика наиболее распространенного типа, так называемого

кроманьонского человека.

Значение его не только в том, что это численно преобладающий тип ориньякской эпохи в указанной области Европы, но и в том, что отдельные его черты обнаруживаются и на других скелетах ориньякского времени. Наконец, кроманьонский тип прослеживается на всей территории европейского материка и далеко за его пределами также и в последующие эпохи — в мадлене, в мезолите, в неолите и даже в бронзовом веке. Вследствие этого вполне естественно дать здесь сжатую характеристику именно кроманьонского человека как палеолитического представителя Homo sapiens, сменившего неандертальцев.

Первая находка человека кроманьонского типа была сделана на территории Англии. В 1823 г. в пещере Павиланд в Уэльсе был обнаружен

276

скелет без черепа, окрашенный в красный цвет, с орудиями ориньякского времени, получивший название «Красная леди».

В 1852 г. в пещере Ориньяк в департаменте Верхней Гаронны близ Пиренеев было найдено большое количество фрагментов человеческих скелетов (не менее 17 особей), которые по приказанию местных властей были захоронены на приходском кладбище. Палеонтолог и археолог Ларте впоследствии выкопал все эти остатки человека и установил, что они были современниками северного оленя и позднепалеолитической техники. Их морфологический тип не удалось установить.

Только с 1868 г. начинается подробное изучение физических черт ориньякского человека.

В 1868 г. Л. Ларте исследовал грот Кроманьон на р. Везере и нашел 5 человеческих скелетов над очажным слоем вместе с кремневыми орудиями ориньякского типа и морскими раковинами, в которых были проделаны отверстия. Древность находок подтверждалась огромной многометровой толщей отложений, покрывавших скелеты.

С 1872 по 1894 г. в гротах Гримальди (Бауссо — Руссе в Италии, близ Ментоны) было найдено большое число скелетов с орудиями ориньякской культуры: четыре скелета и под ними также в ориньякском слое еще два скелета с некоторыми чертами негрского типа — в гроте Детей; один скелет в гроте Кавильон, десять скелетов в гроте Барма Гранде и три скелета в гроте Бауссо-да-Торре.

Исследования П. Брока́и Р. Верно́показали, что все перечисленные скелеты достаточно сходны между собой, чтобы считать их вполне характерными для кроманьонского типа (кроме упомянутых двух скелетов из нижнего ориньякского слоя в гроте Детей с негроидными чертами).

Каковы же особенности кроманьонского типа? Прежде всего кроманьонец — ярко выраженный представитель современного типа человека, что доказывается такими признаками, как прямой лоб, отсутствие надглазничного валика, высокий свод черепа, резко выступающий подбородок, малая высота лица, глубокая клыковая ямка, малая ширина межглазничного расстояния, малая ширина носа, небольшие размеры орбит, отсутствие скошенности скуловых костей и т. д. Специфическими особенностями кроманьонского черепа являются: сочетание долихокрании с очень широким лицом, заметное развитие надбровных дуг, очень низкие угловатые глазницы, сильно выступающий из плоскости лица узкий нос, прямой общий профиль лица при довольно значительном выступании зубного отростка (альвеолярный мезогнатизм). При рассматривании черепа сверху лобные и теменные бугры заметно выступают. Замечательна большая вместимость, в особенности огромная величина продольного диаметра черепа (рис. 160).

Приведем некоторые цифры, характеризующие черепа кроманьонца по сравнению с черепом современного европейца (абсолютные размеры приведены в мм, углы — в град.).

277

Рост кроманьонского человека, определенный по длинным костям скелета Кроманьон I, очень велик — 182 см. Мускульный рельеф на костях резко обозначен. Набедренной кости очень сильно выражена шероховатая линия. Большая берцовая кость как бы сжата с боков т. е. платикнемична. Все указанные черты свойственны в той или иной степени скелетам из упомянутых выше гротов Ментоны. Приведем данные по росту, вычисленные по скелетам взрослых мужчин: Кавильон — 179 см, Барма Гранде II — 182 см, Бауссо-да-Торре II — 185 см,

Барма Гранде I — 193 см, грот Детей — 194 см.

Для кроманьонских людей характерна также большая длина предплечья по сравнению с плечом и голени по отношению к бедренной кости. Круральный индекс1 у них колеблется от

81 до 86%.

Рис. 160. Череп кроманьонца из грота Детей в

Ментоне

Характерна и большая вместимость черепа. У кроманьонцев из ментонских гротов она в среднем равна 1800 см3 (17151880 см3). Некоторые черты кроманьонцев сближают их с современными европейцами: узкий и резко выступающий нос в сочетании с широким лбом и ортогнатным лицом.

278

1 Круральный индекс вычисляется как процентное отношение длины большой берцовой кости к длине бедра.

276 :: 277 :: 278 :: Содержание

278 :: 279 :: 280 :: 281 :: Содержание

СИСТЕМАТИКА И НОМЕНКЛАТУРА ИСКОПАЕМЫХ ГОМИНИД

Последние два десятилетия, главным образом под влиянием новых находок ископаемых обезьян и австралопитековых, привели к появлению классификаций, в которых пересматриваются некоторые прежние представления о систематике высших обезьян и человека.

Прежде всего очень многие антропологи и палеонтологи включили австралопитековых в семейство гоминид. Здесь оказало особенно заметное влияние описание тазовых костей австралопитековых, а также обнаружение «галечной» культуры в тех же слоях. Таковы схемы Хеберера (1956), Кларка Хоуэлла (1959), Кенигсвальда (1959, 1963), Робинсона (1961), А. Тома (1962), Гремяцкого (1964) и др.

Приведу несколько примеров.

Классификация Джорджа Г. Симпсона (1963)

Superfamilia: Hominoidea

Familia: Pongidae

Subfamilia: Hylobatinae

Pliopithecus +

Hylobates

278

Dryopithecinae +

Subfamilia: Dryopithecus и другие роды возможно также

Proconsul, Ramapithecus и Kenyapithecus

Ponginae

Subfamilia: Pongo

Pan

Hominidae

Familia: Australopithecus+

Homo

Oreopithecidae+

Familiar Apidium

Oreopithecus

Классификация Льюиса Лики

Superfamilia: Hominoidea

Familia:

Pongidae Pan, Pongo, Gorilla

Familia:

Hylobatidae Pliopithecus, Limnopithecus +

 

Hylobates

Familia:

Proconsulidae +

Proconsul+

 

Familia:

Hominidae Australopithecus+

Homo

 

Familia:

Oreopithecidae+

Oreopithecus+

 

Incertae sedis (т. e. неопределенные) Kenyapithecus, Ramapithecus, Sivapithecus и многие другие.

M. А. Гремяцкий изложил свои взгляды в докладе «Принципы систематики ископаемых гоминид», доложенном на VII Международном Конгрессе антропологических и этнографических наук уже после смерти его автора. Содержание его в основном сводится к схеме:

Семейство: Hominidae Подсемейство: Australopithecinae Род: Zinjanthropus

Praezinjanthropus

Australopithecus Paranthropus Meganthropus africanus(?)

Подсемейство: Homininae

Род: Pithecanthropus robustus

«erect us

«heidelbergensis Meganthropus palaeojavanicus Atlanthropus mauritanicus Homo neanderthalensis

«sapiens

Примерно одновременно с включением австралопитековых в семейство гоминид ясно обозначилась тенденция к «понижению» таксономических рангов ископаемых форм высших обезьян и гоминид.

Большую роль в развитии этой тенденции сыграл известный американский зоологсистематик Эрнст Майр, который в 1951 г. предложил выделять в семейство гоминид только один род Номо, представленный тремя видами Н. australopithecus, H. erectus и Н. sapiens. Впоследствии Э. Майр

несколько изменил свою позицию и предложил выделить в отдельные роды Australopithecus

иHomo, «поскольку положение тела у австралопитековых было еще не вполне вертикальным

ипоскольку потребовалась колоссальная эволюция мозга, начиная с австралопитека, для того чтобы человек смог проникнуть в совершенно новую нишу…» (Э. Майр. Зоологический вид и эволюция, М. 1968, с. 500).

По отношению ко всем предшественникам гоминид (и к самим гоминидам) полный пересмотр системы осуществляет особенно энергично американский палеонтолог Элвин Саймоне. Он предложил соединить в один ряд палеопитека и лимнопитека, также в один род кениапитека и рамапитека и резко сократить число родов в подсемействе дриопитековых. Следствием этих объединений и замены родовых рангов видовыми явилось убеждение Саймонса в том, что роды высших обезьян в миоцене и плиоцене занимали огромные ареалы.

В последние два десятилетия широкое распространение получила идея, что неандертальцы отличались от современных людей не больше, чем один подвид от другого подвида. Таким образом, в систематику гоминид проникло обозначение неандертальцев как Homo sapiens neanderthalensis, a человека современного типа как Homo sapiens sapiens. Основанием для такого утверждения авторам служит не столько морфология, сколько высокий уровень культуры неандертальцев и предположение о неограниченной плодовитости при смешении названных двух типов гоминид.

Большую роль в подобном пересмотре систематики сыграли работы американского генетика Теодозиуса Добжанского. Незадолго до него Франц Вейденрейх включил в вид Homo sapiens архантропов, палеоантропов и неоантропов. Добжанский считал, что главные подвиды Homo sapiens были такие:

Homo sapiens neanderthalensis; Homo sapiens rhodesiensis; Homo sapiens soloensis; Homo sapiens sapiens.

От кого же, по Добжанскому возник ныне живущий человек? От Homo erectus включающего четыре подвида: Homo erectus erectus; Homo erectus pekinensis; Homo erectus heidelbergensis; Homo erectus mauritanicus.

Добжанский обосновывает свою позицию главным образом следующими соображениями. Изоляция, которая содействует разделению на виды, не могла быть выгодной для гоминид. Смешение между подвидами увеличивало разнообразие и полиморфизм популяций. Для гоминид было полезно не специализироваться к узким, определенным условиям, а сохранить способность заполнить все ниши. Став охотником, человек приобрел огромную подвижность. Наземные приматы вообще занимают большие ареалы без подразделения на виды. Интеллект и орудия делали излишней биологическую специализацию и разделение на виды.

Эти соображения очень существенны, но с серьезной оговоркой: в полной мере они относятся лишь к неоантропу. Названные свойства могли еще не быть достоянием древних гоминид. В противном случае не было бы причин для их дальнейшей прогрессивной

эволюции. Неоправданно считать стадиальные различия между неандертальцем и современным человеком равнозначными тем различиям, по которым дифференцировались расы. Если представить себе, что в каких-то изолированных группах палеоантропов, например на самых окраинах эйкумены, сохранились архаические типы, то вряд ли было бы полезно для процесса эволюции, чтобы эти древние варианты полностью смешались с новыми.

Кроме того, в результате тщательного сравнительного анализа, сделанного В. М. Харитоновым, выяснилось, что краниологические различия между ископаемыми гоминидами (архантропами, палеоантропами, неоантропами) далеко превосходят не только подвидовые, но и видовые, а иногда

280

и родовые различия по строению черепа в других отрядах млекопитающих.

Наконец, следует иметь в виду сложность тех соотношений, которые вообще имеются между «горизонтальной» и «вертикальной» классификациями групп, т.е. иначе говоря, трудности самой проблемы вида и других таксонов в палеонтологии.

Холдейн (1956) обратил внимание на следующее обстоятельство. Если от общего предка расходятся две дочерние линии развития (по признаку дивергенции) и если в конечном итоге возникают два разных семейства, например понгиды и гоминиды, то следует задуматься над тем, как далеко в прошлое допустимо распространять название этих семейств, идя в нисходящем направлении к исходной предковой форме. Ведь если в непосредственной близости к исходной форме, т. е. к точке, где они еще не разошлись, для каждой линии сохранять ранг семейства, то окажется, что эти дочерние формы будут отличаться друг от друга не более чем два подвида или вида и одновременно принадлежать к двум разным семействам.

Сам Холдейн склонялся к следующему решению этого вопроса. В случае резких качественных отличий одной линии от другой (например, очень ранних прегоминид от очень ранних препонгид), можно допустить гораздо большую скорость дивергенции, чем в случае чисто количественных различий между обеими линиями. При таком допущении уже на ранних этапах различия между обоими рядами могут достигнуть ранга рода или даже семейства.

281

278 :: 279 :: 280 :: 281 :: Содержание

281 :: 282 :: 283 :: 284 :: 285 :: 286 :: 287 :: 288 :: 289 :: 290 :: 291 :: 292 :: 293 :: 294 ::

Содержание

Г Л А В А 15

ТЕОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

В главе, посвященой характеристике семейства гоминид, был дан краткий очерк развития знаний о месте человека в животном мире. Мы видели, что уже античные философы отмечали сходство человека с обезьяной. Однако даже у тех из них, которые указывали на близость человека к животным и более или менее точно определяли его положение в природе, еще не возникла идея о происхождении человека от более низко организованных форм.

Такие воззрения сохранялись в течение многих столетий. Пока в науке господствовало метафизическое представление о живой природе, как о неподвижной системе, понятно, что и строение человеческого тела казалось неизменным, как и весь органический мир.

В числе, тех трудностей, которые возникали при изучении проблемы происхождения человека, должно быть прежде всего отмечено отсутствие знаний и методов, необходимых для ее правильного решения. Кроме того, перед научной мыслью классового общества всегда стояли препятствия, которые воздвигала церковь при всякой попытке сделать вопрос о происхождении человека предметом научного исследования. Поэтому история проблемы происхождения человека остается в течение многих веков историей робких догадок, смутных предвидений и героической борьбы за свободную мысль,

281

Идея о естественном происхождении человеческого рода могла вырасти только на почве материалистического мировоззрения, истоки которого мы находим уже в античное время.

Античность. Анаксимандр полагал, что живые существа возникли из ила, нагретого солнцем, что происхождение людей также связано с водой, и что их тело, первоначально имело рыбообразную форму.

Яркую картину происхождения форм живой природы дал выдающийся философ V в. до н. э. уроженец Сицилии Эмпедокл. По Эмпедоклу, живые существа образовались из тинообразной массы, согретой внутренним огнем Земли, который прорывался иногда наружу. Поднятые им комья тины принимали различную форму. Сперва возникли растения, затем стали появляться животные. Эти первые живые существа были не организмами, лишь частями организмов. «Головы выходили без шеи, — писал он, — двигались руки без плеч, очи блуждали без лбов». Что же привело к соединению этих частей? Их соединяла сила любви («филия»), которая слагает воедино разные стихии в противоположность другой силе — вражде («нейкос»), ведущей к разъединению и распаду. Однако движимые силой филии,

разные органы соединялись совершенно случайно.

Они скрепились между собою, как кто с кем повстречался, И к множеству существующих без перерыва присоединялись еще другие…

Появилось много существ с двойными лицами и двойной грудью. Рожденный быком с головой человека — и наоборот.

Возникшие таким образом чудовища разрушались силой нейкоса, так как они не были приспособлены к существованию. Но дружба продолжала творить органические формы. Только приспособленные к среде и способные к размножению выживали. Сила вражды уже не могла остановить этого процесса.

Идеи Эмпедокла оказали большое влияние на выдающегося римского поэта и натурфилософа Лукреция Кара (1в. до н. э.), авторы поэмы «О природе вещей» («De rerum natura»)

Много земля сотворила уродов безногих, безруких, Рта совершенно лишенных, подчас со слепой головой…

Много диковин и чудищ земля создала в этом роде. Но понапрасну! Природа развитие им преградила,

Сил не хватило у них, чтобы зрелости полной достигнуть, Чтобы достать себе корм и сходиться для дела Венеры.

Представления Лукреция Кара о происхождении человека еще крайне наивны:

Так как в полях еще много тепла оставалось и влаги, То повсеместно, где только к тому представлялось удобство,

Выросли некие матки, корнями к земле прикрепившись, Кои раскрылись, когда их зародыши в зрелую пору От мокроты захотели бежать и нуждались в дыханьи…

Значительно глубже изображает Лукреций Кар ход развития культуры древнейшего человечества. Он описывает жизнь первобытных людей, которые еще не умели обращаться с огнем, не знали употребления звериных шкур в качестве одежды, жили в лесах, рощах и горных пещерах. С большой проницательностью он намечает деление истории культуры на каменный, медный и железный века.

Прежде служили оружием руки могучие, ногти, Зубы, каменья, обломки ветвей от деревьев и пламя, После того была найдена медь и порода железа.

Все-таки в употребление вошла прежде медь, чем железо, Так как была она мягче, притом изобильней гораздо.

282

Богатое наследие античного времени в течение долгих веков оставалось в забвении.



Источник: studfile.net


Добавить комментарий