Ахиллово сухожилие операция

Ахиллово сухожилие операция

Травматология

 

 

Здравствуйте, в эфире программа «Травмпункт», которую веду сегодня я, Юлия Титова, с врачом травматологом-ортопедом Бессарабом Максимом.

Сегодня мы поговорим о таком важном сухожилии, как ахиллово, о его заболеваниях и травмах. Это самое мощное сухожилие в нашем организме. Заболеваниями и травмами этого сухожилия, в основном, страдают люди активные, которые занимаются спортом. Сегодня у нас в гостях замечательный гость, хороший доктор, травматолог-ортопед Дмитрий Евгеньевич Коловертнов, кандидат медицинских наук. По традиции, Дмитрий Евгеньевич, первый вопрос будет такой. Почему Вы стали врачом, почему именно травматологом-ортопедом?  

Дмитрий Коловертнов: Я стал врачом, потому что с детства хотел помогать людям, ну а врачом травматологом-ортопедом, потому что это достаточно большая область хирургии, и результат работы виден практически сразу. То есть если пациент поступает с переломом либо с разрывом сухожилия, то когда проводим ему операцию, мы ему достаточно быстро помогаем.

 

Это не касается переломов, которые срастаются только через 3-4 месяца.

Дмитрий Коловертнов: Все равно, мы приносим облегчение. Срастается перелом значительно долго, но все равно результат виден. И в настоящее время имеют место такие методы оперативных вмешательств, которые из небольших доступов позволяют провести эту операцию и интеллигентно помочь.

 

Вы работаете в обычной городской клинической больнице. Если касательно ахиллесова сухожилия, то таких травм, особенно по такой погоде, наверное, очень большое количество?

Дмитрий Коловертнов: Да, в настоящее время иногда попадаются такие пациенты, но в основном, это зависит не только от погоды, но и от занятий спортом.

 

С какими травмами обращаются в зимний период? 

Дмитрий Коловертнов: Пациенты поступают, как правило, с переломами в области голеностопного сустава, с переломами лодыжек, а также других крупных сегментов, переломов костей голени. Когда люди падают, они вынуждены опираться на руку, и происходят переломы в области предплечья и в области плеча.

 

У Вас есть рекомендации, как правильно падать?

Дмитрий Коловертнов: Да, рекомендации такие есть. Надо падать сгруппировавшись, чтобы погасить энергию удара.

 

Давайте все-таки вернемся к теме нашей передачи. Чем примечательно ахиллово сухожилие и какова его функция в организме человека?

Дмитрий Коловертнов: Ахиллово сухожилие – это самое мощное, самое сильное сухожилие в человеческом организме. Оно получило свое название благодаря мифическому герою Ахиллесу, который был описан еще Гомером в его сборнике «Илиада». Это древнегреческий герой, бесстрашный, непобедимый воин, но в результате битвы он получил ранение в область пятки и поэтому погиб. В дальнейшем произошло расхождение смысловых понятий ахиллесова пята и ахиллово сухожилие. Раньше ахилловым сухожилием называлось большое сухожилие, либо хорда Гиппократа, и после этого расхождения смысловых понятий к этому сухожилию прикрепилось это название — ахиллово сухожилие.

 

То есть от попадания стрелы в область ахиллова сухожилия можно реально погибнуть, как древнегреческий герой?

Дмитрий Коловертнов: В свое время Гиппократ впервые описал пациента с повреждением ахиллова сухожилия. Он действительно описал, что у пациента возникает одышка, и он даже может умереть. В дальнейшем другие врачи, другие ученые изучали эту проблему. Смертельных случаев они не описывали, но в то же время отмечали, что повреждение ахиллова сухожилия приводит к функциональному дефициту или трудно заживает.

 

Повреждение ахиллова сухожилия приводит к функциональному дефициту или трудно заживает.

 

Действительно был древнегреческий герой Ахилл, которого родная мама опустила в речку Стикс, через которую перевозят в загробный мир. И когда она его опускала, держала за область лодыжек и ахиллово сухожилие YouTube. И та часть, которая не была погружена, была неуязвима для стрел и ударов мечей. В момент битвы за Трою туда попала стрела, вероятно, она была все-таки отравлена, потому что там особо не от чего умирать, и Ахиллес погиб. Вероятно, этот миф придуман для того, что в Древней Греции это место часто рвалось у людей, поэтому тут выражение ахиллесова пята.

Дмитрий Коловертнов: Некоторое слабое место.

 

Какова его функция для человека, зачем оно нужно?

Дмитрий Коловертнов: Ахиллово сухожилие имеет точку фиксации к бугру пяточной кости. Оно является продолжением трехглавой мышцы голени: икроножной и камбаловидной мышц. Эти все структуры следует рассматривать в одном, потому что у них одна и та же функция — функция подошвенного сгибания под нагрузкой. То есть при помощи сокращения мышц, о которых я сказал раньше, это сокращение передается на ахиллово сухожилие, и человек может встать на носочки. Также при шаге он опирается и отталкивается стопой, то есть такое активное, подошвенное сгибание осуществляется с помощью этих структур.

 

Почему же это крупное сухожилие рвется? При каких обстоятельствах у людей или у какой группы населения происходит разрыв этого сухожилия? Может быть, это какие-то особые профессии?

Дмитрий Коловертнов: Как ни странно прозвучит, разрыв ахиллова сухожилия – это прерогатива лиц молодого и среднего возраста, 30-40 лет, и как правило, это мужчины. У женщин это повреждение встречается реже. И также оно значительно чаще встречается у обычных людей, которые занимаются спортом, но не регулярно, так скажем, травмы выходного дня, без разминки, при игре в футбол, волейбол, баскетбол, где есть действительно толчковая техника, где спортсмен осуществляет подошвенное сгибание под нагрузкой, то есть такой толчок. Это действительно один из механизмов разрыва ахиллова сухожилия, так называемый описанный старт спринтера, когда с опорной ноги спортсмен пытается быстро оттолкнуться, быстро выпрыгнуть.

 

Разрыв ахиллова сухожилия – это прерогатива лиц молодого и среднего возраста, 30-40 лет, и как правило, это мужчины. У женщин это повреждение встречается реже. Значительно чаще встречается у обычных людей, которые занимаются спортом нерегулярно, травмы выходного дня.

 

То есть это просто резкое движение с утяжелением. Это получается именно у спринтеров или может произойти во время обычной пробежки?

Дмитрий Коловертнов: Во время обычной пробежки это тоже может произойти, но это будет, скорее всего, свидетельствовать о том, что в данном случае у пациента было измененное ахиллово сухожилие, то есть в нем уже возникли дегенеративные изменения, которые реализовались в разрыве при минимальной энергии травмы.

 

Все сухожилия в организме человека очень плохо кровоснабжаются, и со временем, особенно если человек занимается тяжелым физическим трудом или активно занимается спортом, профессиональный спортсмен, это сухожилие начинает истончаться, волокна повреждаются. К 40-50 годам ахиллово сухожилие, ротаторные сухожилия манжеты в плече, сухожилие бицепсов, масса сухожилий, связка надколенника, сухожилие четырехглавой мышцы начинает рваться у человека даже от малейшей нагрузки.

У нас больница находится около института физкультуры, и там каждый май происходит забег, где собираются все преподаватели, ученики, и они начинают бежать дистанцию время. И в этот день стабильно кто-то приезжает, потому что все эти преподаватели обычно уже возрастные. Человек всю жизнь бегал или что-то толкал в институте физкультуры, он начинает бежать, и у него начинают рваться ахиллы, все что угодно. Сначала у него порвался ахилл на одной ноге, потом на другой, потом еще какое-то сухожилие порвалось. Поэтому если так сильно изнашивать организм, то в том числе и ахиллово сухожилие из-за этой дегенерации будет повреждаться.

Дмитрий Коловертнов: Так называемая травма накопления, то есть небольшие микротравмы в конечном счете приводят к такому клинически значимому разрыву, который уже обездвиживает пациента.

 

Предположим, мы начали бегать в 45 лет. И вдруг при беге почувствовали щелчок, боль в области икры, в области пяточной кости. Что же нам делать?

Дмитрий Коловертнов: Пациент при разрыве испытывает резкую боль. Как правило, пациенты говорят, что услышали резкий щелчок, резкий треск, возникла боль, отечность в области ахиллова сухожилия, то есть по задней поверхности голени в нижней ее трети, и нога потеряла свою опороспособность. Такие пациенты уже экстренно доставляются в амбулаторное звено либо непосредственно в стационар бригадой скорой помощи. Если пациент попал в травмпункт, там его в первую очередь обследует травматолог.

 

Пациент при разрыве испытывает резкую боль. Как правило, пациенты говорят, что услышали резкий щелчок, резкий треск, возникла боль, отечность в области ахиллова сухожилия, то есть по задней поверхности голени в нижней ее трети, и нога потеряла свою опороспособность.

 

На рентгене это можно увидеть?

Дмитрий Коловертнов: До рентгена он осматривает пациента, проводит специальные клинические тесты и устанавливает клинический диагноз. Но вот именно на рентгене увидеть разрыв ахиллова сухожилия достаточно сложно. Это малоинформативный метод верификации разрыва, есть более высокоинформативные методы, такие как УЗИ. Ахиллово сухожилие — это поверхностная структура, и при сонографии достаточно четко видны определенные признаки разрыва ахиллова сухожилия, с помощью УЗИ подтверждается данный диагноз. В настоящее время широко применяется оперативный метод лечения, пациент доставляется уже непосредственно в стационар.

 

Там его встречает Дмитрий Евгеньевич, и что надо делать дальше? Надо сразу оперировать или можно немного подождать?

Дмитрий Коловертнов: Надо прежде пациента обследовать и подготовить к операции. Операция выполняется в срочном порядке, потому что время тоже имеет решающее значение. У пациента берутся анализы, исследуется уровень его здоровья. Определяются возможные противопоказания к операции. Пациента готовят к операции и непосредственно ее проводят под наркозом, с обезболиванием.

 

Это серьезная операция, которая требует обезболивания, хорошего дообследования, чтобы снизить риск осложнений до минимального уровня.

Тогда поговорим о малоинвазивных методах. Можно ли без огромных разрезов соединить эти оторвавшиеся части сухожилий, не причинять большой косметический дефект организму человека?

 

Дмитрий Коловертнов: Чем меньше мы травмируем ахиллово сухожилие в момент операции, тем оно лучше заживает. Но сначала при помощи УЗИ мы проводим исследование ахиллова сухожилия, определяем протяженность данного разрыва и его выраженность. И когда мы видим на ультрасонограмме, то есть при УЗИ, что разорвавшееся ахиллово сухожилие достаточно плотное, разрыв менее протяженный, мы можем выполнить закрытый шов ахиллова сухожилия.

 

Чем меньше мы травмируем ахиллово сухожилие в момент операции, тем лучше оно заживает.

 

Говорят, его россияне придумали?

Дмитрий Коловертнов: Нет, к сожалению, его придумали не россияне, его придумали G.W.C Ma и T.G.Griffith в 1977 году, но эта методика была у нас модифицирована. Техника операций предполагает небольшие разрезы, уколы в данной области. То есть прошивается через нижний и верхний отрезки ахиллова сухожилия специальными нитями, конечно же, специальным инструментом. После того, как разорвавшиеся концы ахиллова сухожилия прошьются сверху и снизу, они натягиваются, низводятся, тем самым образовавшийся диастаз нивелируется до соприкосновения отрезков ахиллова сухожилия, и в области с одной из сторон накладывается хороший шов, хороший узел. В дальнейшем применяется иммобилизация, фиксация стопы.

 

Получается, что после операции, если у человека все нормально срослось, образовался плотный рубец, новое ахиллово сухожилие там не вырастает, да? То есть произошло хорошее сращение кусочков ахиллова сухожилия?

Дмитрий Коловертнов: Да, именно так.

 

Чем рискован такой шов? Мы же ничего не видим, можем не сопоставить, не совместить точно, там проходят нервы. Мы может повредить какой-нибудь нерв?

Дмитрий Коловертнов: Данный метод не идеален и не всегда применяется. Закрытый шов чреват высоким риском повторных разрывов ахиллова сухожилия и повреждением икроножного нерва, который проходит вблизи ахиллова сухожилия. Возникает так называемый неврит икроножного нерва, который причиняет массу беспокойств пациенту.

 

Закрытый шов чреват высоким риском повторных разрывов ахиллова сухожилия и повреждением икроножного нерва, который проходит вблизи ахиллова сухожилия. Возникает так называемый неврит икроножного нерва, который причиняет массу беспокойств пациенту.

 

Это опасно?

Дмитрий Коловертнов: Это не опасно, но все-таки это приносит беспокойство и ограничивает жизнедеятельность пациента.

 

То есть меняет чувствительность на стопе, человек меньше ощущает свои стопы при ходьбе и ему не очень удобно.

Дмитрий Коловертнов: Да, конечно.

 

В своей практике мы очень часто встречаем уникумов, которые после такого разрыва ходят две-три недели, несмотря на то, что не могут встать на носочки, чувствуют западение в области ахиллова сухожилия, но по каким-то причинам в больницу не обращаются. Это люди уже второй половины жизни, так сказать.  Если к Вам попал человек со старым разрывом, сильно дегенеративно измененным разрывом сухожилий, там остались одни обрывки.  Каким образом можно помочь человеку? Шить его напрямую нельзя, есть другие варианты?

Дмитрий Коловертнов: Это уже более сложная ситуация, потому что мы имеем дело с пациентом, у которого установлен диагноз — застарелый разрыв ахиллова сухожилия. Это подразумевает то, что уже диастаз между концами сухожилия более значителен, чем при свежем разрыве из-за того, что происходит ретракция мощной трехглавой мышцы голени. На концах сухожилия возникают рубцовые изменения, то есть организм прикладывает все свои силы для того, чтобы срастить сухожилия, но это сращение не состоятельно. В данном случае операция по наложению открытого или закрытого шва не применима, потому что это неэффективно. Это невозможно будет сделать. И в данном случае пациенту производится пластическая операция, которая выполняется при помощи окружающих мягких тканей, и формируются из мышечной части на трехглавые мышцы голени различные виды, так скажем мостики, которые вот перекидываются через эту зону диастаза.

Также применяется в нашей клинике эндопротезирование ахиллова сухожилия, при котором внутриствольно проводится специально синтетический имплант, эндопротез ахиллова сухожилия, который адекватно фиксируется в пяточной кости и к мышце. Тем самым мы перемыкаем эту зону разрыва и восстанавливаем длину ахиллова сухожилия.

 

Фактически, мы берем специальную лавсановую нить, не такую, которую помнят еще наши учителя, а специально сплетенную, где каждое волокно проверяется. В России есть предприятия, которые это изготавливают, они переняли эту технологию из Франции, где это более успешно делали. Есть специально разработанные винты, и часть этой лавсановой ленты подшивается к мышце, другая часть проводится внутриствольно через поврежденное ахиллово сухожилие. Даже эти кусочки мы не иссекаем и пробуем их сшить.

В области пяточной кости мы делаем костный канал, проводим синтетический эндопротез и фиксируем. Специально разработаны интерферентные винты, которые вкручиваются прямо в пяточную кость и очень плотно удерживают. Если при реабилитации после свежего разрыва требуется еще гипс и определенные ограничения, то здесь, восстановив длину, мы можем сразу дать функцию, да?

Дмитрий Коловертнов: Да.

 

Какая реабилитация может быть использована после эндопротеза? Как реабилитироваться при свежих случаях?

Дмитрий Коловертнов: При свежих случаях, когда пациенту наложен тот или иной шов, нужно обездвижить голеностопный сустав, потому что нужно предотвратить, профилактировать повторные разрывы, смещение этих отрезков ахиллова сухожилия. Пациенту накладывается либо ортез, такое мягкотканое устройство, которое фиксирует стопу, либо гипс, либо синтетический гипс в положении эквинусного сгибания, эквинусной установки стопы и накладывается на достаточно длительный срок.

Общий срок иммобилизации конечности в данном случае до 6 недель. Это не очень выгодно, потому что в данном случае трехглавая мышца голени длительный период не работает. Это чревато развитием гипотрофии мышцы, и прежнюю силу пациент может не обрести. При эндопротезировании ахиллова сухожилия, когда мы область разорвавшегося сухожилия замещаем специальным синтетическим имплантом, эндопротезом, подразумевается адекватная фиксация. Мы разгружаем эту зону разорвавшегося сухожилия, и можем дать нагрузку пациенту уже через 3 недели. Пациент сможет осуществлять активные подошвенные сгибания. Со вторых суток он уже приступает к разработке движений в голеностопном суставе. Этот метод, с реабилитационной точки зрения, значительно выгоднее.

 

При эндопротезировании ахиллова сухожилия, когда область разорвавшегося сухожилия мы замещаем специальным синтетическим имплантом, эндопротезом, подразумевается адекватная фиксация. Мы разгружаем эту зону разорвавшегося сухожилия, и можем дать нагрузку пациенту уже через 3 недели.

 

То есть не происходит жировой дистрофии мышцы.

Дмитрий Коловертнов: Да, не происходит дистрофии мышцы. Она и так уже есть у пациента, потому что он пришел к нам уже с застарелым разрывом, мышца у него долго не работала, а тут мы этим методом помогаем ему быстрее включить мышцу, быстрее реабилитироваться.

 

Чтобы образовался плотный рубец и произошло сращение в области поврежденных участков ахилла и разгрузить шов, требуется иммобилизация, не важно чем. Под углом 90 градусов практически 6 недель человек ходит на костылях, потом срастается и потихоньку человек начинает заниматься разработкой.

Можно ли действительно, как на операции, интраоперационно смотреть, сошлись ли концы сухожилий. Таких работ не было?

Дмитрий Коловертнов: Есть определенные хитрости, мы иногда используем сочетание данных методов, то есть накладываем закрытый шов, но делаем совершенно небольшой разрез в области разрыва ахиллова сухожилия, тем самым действительно визуально контролируем смыкание этих отрезков ахиллова сухожилия и контролируем натяжение шва.

 

То есть лучше все-таки сделать небольшой разрез, тем более сейчас иностранные крупные производители производят специальные системы, в частности, компания «Artrex», специальные направители, которые вводятся через небольшие разрезы в кожу, буквально несколько сантиметров. Там специально сделаны прорези, что можно провести нитку в специальное отверстие, то есть такой шов может сделать любой человек, даже далекий от медицины. 

Дмитрий Коловертнов: Процесс упрощается, уменьшается количество осложнений, не до нуля, конечно, но уменьшается при помощи этих направляющих устройств.

 

Среди врачей-травматологов давно стало притчей во языцех, что ахиллово сухожилие достаточно неблагодарное и может дать очень серьезные осложнения, когда образуются свищи, через которые это сухожилие в течение от нескольких месяцев до года просто выходит наружу. Часто встречаетесь с такими вещами и что тогда делать?

Дмитрий Коловертнов: К счастью редко, но за этими случаями стоят конкретные пациенты. Это действительно несчастье и для пациента, и для врача. Этих людей надо лечить, выводить из этой сложной ситуации, что достаточно сложно сделать. Когда есть разрыв ахиллова сухожилия, в ряде случаев имеют место воспалительные осложнения. Пока они, грубо говоря, тлеют, пока все не выгноится, воспаление не уйдет. Это достаточно сложная ситуация.

 

Я знаю, у Вас диссертация на тему ахиллова сухожилия и способов ее лечения. Вы отслеживали своих и чужих пациентов, оценивали эффективность? Насколько много людей возвращаются к повседневной деятельности? Какой процент?

Дмитрий Коловертнов: Все зависит еще от настроя пациента, его требований по жизни. У нас разные группы пациентов, разные требования к жизни. Мы обследовали большую группу пациентов.

 

Это примерно сколько?  

Дмитрий Коловертнов: Это больше 200. И мы оценивали их по определенным критериям. Есть балльные шкалы, где среди критериев есть и субъективные, и объективные критерии. Среди объективных важными факторами являются сила подошвенного сгибания, то есть сможет он стать на носочки и в какой амплитуде он поднимается на носочек.

 

На какую высоту поднимается?

Дмитрий Коловертнов: На какую высоту, да. И еще один объективный критерий — окружность трехглавой мышцы голени. Эта величина будет свидетельствовать также о выраженности гипотрофии.

 

И какие цифры? 

Дмитрий Коловертнов: Даже при самом лучшем течении, к сожалению, у пациентов возникает гипотрофия, но на небольшую величину. Если окружность голени в области трехглавой мышцы приблизительно меньше на 0,5–1 см, а сила подошвенного сгибания восстанавливается до 90-95%.

 

 

Возможно ли после операции на этом сухожилии вернуться к полноценной жизни или все равно будут ограничения?

Дмитрий Коловертнов: Как правило, именно иммобилизация оперированной конечности приводит к тому, что у пациента может остаться стойкое ограничение движений в голеностопном суставе, подошвенного сгибания и тыльного сгибания. Это небольшая величина, дефицит амплитуды составляет приблизительно до 5 градусов, но все-таки это будет ограничивать пациента. Иммобилизация конечностей ведет к гипотрофии трехглавой мышцы голени, и даже четыре недели — это очень много, сила значительно снижается. Сила подошвенного сгибания может восстановиться до 50-75%.

 

Иммобилизация оперированной конечности приводит к тому, что у пациента может остаться стойкое ограничение движений в голеностопном суставе, подошвенного сгибания и тыльного сгибания.

 

Это как раз то, чем действительно сейчас занимается современная травматология-ортопедия. Раньше все переломы лечили в гипсе. Но медицина начала с этим бороться, а в Швейцарии, Австрии, Германии это было пораньше.

Есть такая система АО – это Ассоциация остеосинтеза, и врачи, которые ее основали, заметили, что если долго лечить человека в гипсе, то у него происходит «гипсовая болезнь». Нога зафиксирована, мышцы не работают, они атрофируются, замещаются жиром, потом восстановить их невозможно. Плюс к тому, если сустав не двигается, перестает сгибаться с должной амплитудой, то потом разработать его практически невозможно. Поэтому сейчас вся медицина, травматологическая общественность борется за то, чтобы сделать как можно раньше операцию, установить внутренний фиксатор и дать человеку сразу же движение. То есть человек, может быть, не будет ходить, наступать на эту ногу, но будет полностью ею двигать. Соответственно, мышцы не атрофируются, и когда перелом срастается, человек сможет быстро вернуться к повседневной деятельности.

Так же и с ахилловым сухожилием, но вопрос об иммобилизации после свежего повреждения ахиллова сухожилия не решен ни у нас, ни в Америке, то есть все равно против природы не пойдешь.

 

Если долго лечить человека в гипсе, то у него происходит «гипсовая болезнь». Нога зафиксирована, мышцы не работают, атрофируются, замещаются жиром, потом восстановить их невозможно.

 

Дмитрий Коловертнов: Этот рубец становится полноценным приблизительно к 6-ти неделям, а полностью реорганизация и сращение при помощи рубца заканчивается только к году. Соответственно, только через 4, но лучше через 6 недель мы можем прекратить иммобилизацию, и пациент тогда приступит к реабилитационным мероприятиям.

 

В новостях рассказывают про Бакулевский центр, где делают сверхсовременные операции. Год или два назад рассказывали о том, как у человека инфаркт, когда умирает мышечная ткань сердца, замещается рубцом, как порезы на коже. То есть замещается не мышцей, такой же высокодифференцированной тканью, а обычным рубцом. И вот туда, в область этого инфаркта мышечной ткани вводят стволовые клетки. Можно ли вводить стволовые клетки в область разрыва и действительно ли там будет что-то нарастать, кроме рубца, какая-то высокодифференцированная ткань?

Дмитрий Коловертнов: Такие работы только ведутся, и они еще не представлены широкой общественности. Но на самом деле, это перспективная отрасль, которая о получит широкую известность.

 

Многие люди встречаются с другой проблемой, особенно спортсмены, у которых нога жестко зафиксирована. Например, это лыжный ботинок или неудобный кроссовок. И в области ахиллова сухожилия образуется краснота, всяческие воспалительные явления, человеку больно ходить. Бывает, что человек купил неправильную обувь, ходит в ней и просто не знает, что наносит себе такой вред. Расскажите, почему это происходит и как с этим бороться?

Дмитрий Коловертнов: Из-за обуви, действительно, может возникнуть покраснение в данной области, потому что это чистая механическая травматизация данной области из-за неудобной обуви. У нас есть бурсы, то есть это такие синовиальные оболочки, они есть в организме во многих местах, там, где кость соприкасается с сухожилием, чтобы снять нагрузку и минимизировать возможное трение, возможную травматизацию. Есть нижняя бурса и внутренняя, более глубокая бурса. И при ношении неудобной обуви или при ношении обуви с неправильной установкой стопы, когда пяточная кость может отклонятся либо внутрь, либо наружу, возникает микротравматизация, перенапряжение ахиллова сухожилия.

 

 

При ношении неудобной обуви или при ношении обуви с неправильной установкой стопы, когда пяточная кость может отклонятся либо внутрь, либо наружу, возникает микротравматизация, перенапряжение ахиллова сухожилия.

 

К чему это может привести?

Дмитрий Коловертнов: Интересный факт, что при беге нагрузка на ахиллово сухожилие возрастает в 8 раз. Это реализуется в микроразрывах, и как любой разрыв у нас в организме, замещается небольшими участками сухожильной ткани. А сухожильная ткань по биомеханическим свойствам менее эластична, поэтому все эти микроразрывы в дальнейшем могут превратиться в больший или полный разрыв.

 

При беге нагрузка на ахиллово сухожилие возрастает в 8 раз, что может приветси к микроразрывам.

 

В ортоскопической практике мы встречаемся немножко как раз с внутренней бурсой, то есть это сумка, которая обеспечивает скольжение и уменьшает трение. Она есть внешняя, проявляется краснотой, болью, очень частое проявление у молодых солдат, спортсменов, у них более трудно это лечить, потому что они не могут снять лыжный ботинок или сапоги.

Есть еще внутренняя бурса, она находится под ахилловым сухожилием, между ахилловым сухожилием и пяточной костью. И есть такая особенность у некоторых индивидуумов: эта бугристость в области прикрепления ахиллова сухожилия к пяточной кости здесь увеличена. И когда у человека есть эта деформация разрастания кости, большие физические нагрузки, то происходит так называемый импичмент между сухожилием и этой бугристостью. Здесь начинает очень сильно разрастаться кость, чаще всего это выявляется боль и может быть огромной деформацией.

Раньше делали большую открытую операцию, вырубали специальным долотом эту кость. Сейчас с помощью эндоскопической, ортоскопической техники мы можем через 2 прокола с двух сторон сухожилия ввести камеру, на экране увидеть эту бугристость, воспалительную ткань, ввести специальный инструмент – ортоскопический шевер или бор и убрать эту кость и все воспалительные ткани. Малоинвазивная хирургия не обошла стороной и лечение заболеваний в области ахиллова сухожилия.

Также очень часто у пациента есть плосковальгусная стопа, когда пяточная кость при ходьбе пронируется, когда стопа отклоняется кнаружи, то угол между сухожилием и стопой увеличивается, соответственно происходит перенапряжение, возникает ахиллов бурсит. У спортсменов обратная ситуация. У них обычно супинация, то есть пяточная кость смотрит больше внутрь, и возникает та же самая ситуация.

При таких заболеваниях неплохо помогает консервативное лечение, в том числе с помощью ортопедических стелек. Стопа устанавливается на стельку, подставляются специальные коски. Например, пяточная кость пронируется, ставится с наружной стороны косок, и мы можем разгрузить стопу, то есть поставить ее в правильное положение. При лечении стелькой, специальной лечебной физкультурой, применением нестероидных противовоспалительных препаратов местно, внутрь, физиолечением мы можем без всяких операций решить эту проблему, да?

Дмитрий Коловертнов: Замечательно.

 

Есть еще большое количество других заболеваний в области ахиллова сухожилия, но они менее распространены. Поэтому еще раз хотим предупредить, что не нужно заниматься самолечением, слушать бабушек и интернет, он особенно вреден для этого дела. Надо искать высококвалифицированных врачей. Что касается ахиллова сухожилия, Дмитрий Евгеньевич большой специалист в этом деле, или обращаться к врачам в поликлинике, они помогут и расскажут, как на современном уровне лечить заболевание.

Время подошло к концу, спасибо Вам большое, это было безумно интересно. Удивительное рядом, и очень здорово, что хирургия действительно такими темпами шагает вперед. Это была программа «Травмпункт». Всего доброго.

 

Дмитрий Коловертнов: До свидания.

 

 

 

 



Источник: doctor.ru


Добавить комментарий